March 8th, 2015

Moon

Кто-нибудь следит за судом о взрывах на Бостонском марафоне?

Дэвид Мак-Гоуан
6 марта 2015

Кто-нибудь из вас следит за судом о взрывах на Бостонском марафоне (15 апреля 2013 года), который начался в среду (4 марта 2015)? Это весьма сюрреалистическая картинка, учитывая, что все в зале — и я имею в виду абсолютно всех — откровенно лгут. С самого начала было ясно, что это будет всеобщий обман (а как могло быть иначе?), когда собственный адвокат Царнаева, Джуди Кларк, начала производство по делу, заявив, что её клиент виновен. Вряд ли это шокирует, учитывая что Кларк это совершенно очевидный агент ЦРУ, которая также продала нам Теда Качински, Буфорда Фарроу, Закариаса Муссауи, Эрика Рудольфа и Джареда Ли Лофнера1.

В четверг давали показания поддельные жертвы и некоторые из поддельных спасателей, и все они давали ложные свидетельства под присягой без всякого страха наказания. От чудо-ребёнка Джеффа Баумана мы услышали вот это (любезность газеты "LA Times"): «Высокий, хорошо сложенный мужчина, одетый в свитер с капюшоном и с чёрным рюкзаком, столкнулся с Джеффри Бауманом в толпе зрителей у финишной линии Бостонского марафона. Бауман, который пришёл поболеть за свою подругу, сразу подумал, что одинокий мужчина выглядит как не на своём месте. Не осознавая этого, он только что встретился с Тамерланом Царнаевым, одним из двух братьев, позже обвинённых в минировании забега 2013 года, сделанными из скороварки бомбами. "Он выглядел очень подозрительно, — свидетельствовал Бауман в федеральном суде в четверг, на второй день суда над Джохаром Царнаевым, братом Тамерлана. — Он не наблюдал за забегом. Не было похоже, что ему было радостно, как всем остальным". Через несколько секунд Бауман ещё раз взглянул и увидел рюкзак, стоящий на земле, но человек исчез. "Я подумал, что это странно, — вспоминает он, добавив, что подумал, не должен ли он предупредить охрану. — Я подумал об аэропортах, но это было в городе Бостоне". Через несколько секунд — эти мысли до сих пор прокручиваются в его голове — два взрыва разорвали толпу, убив трёх человек и ранив 260. Бауман, который потерял обе ноги выше колен, пришёл в суд в коротких брюках; он сказал, что ему так легче с его протезами. Его случайная встреча со старшим братом Джохара Царнаева поставила Баумана в длинный список государственных свидетелей, которых прокуроры просят поделиться своими воспоминаниями с федеральным жюри из 10-ти женщин и восьмерых мужчин. Когда раздался первый взрыв, "Я увидел вспышку, услышал три взрыва, и я был на земле, — сказал Бауман. — Я открыл глаза и увидел небо. И я подумал: 'Это был большой фейерверк'. Пахло как на четвёртое июля". Его ноги, сказал Бауман: "Были форменным месивом, и я мог видеть, как торчат мои кости". Кто-то разложил над ним куртку: "Я подумал: 'Вот как это всё закончится'''. Затем он услышал второй взрыв, на этот раз произведённый Джохаром Царнаевым. "Я знал, что потерял ноги. Я знал, что мгновенно их потерял". В больнице, не в силах говорить, он написал агентам ФБР и полиции штата Массачусетс записку. Он описал увиденного им человека с рюкзаком. "Он носил кепку, очки 'Авиаторы' и толстовку, и у него была лёгкая щетина. Я всё это написал"».

Collapse )