bigphils (bigphils) wrote,
bigphils
bigphils

Categories:

Анатомия убийства президента, часть IV

или весь тот материал, который Билл О'Рейли и другие исключили из своих объёмных работ в жанре исторической беллетристики

Дэвид Мак-Гоуан, 7 апреля, 2014

В последней главе мы познакомились с семью мужчинами и одной женщиной, которые предстали перед судом военного трибунала в связи с их подозреваемой причастностью к заговору с целью убийства президента Авраама Линкольна. Но было ещё двое участников якобы заговора: руководитель и убийца Джон Уилкс Бут и его якобы правая рука Джон Харрисон Сюрат мл., сын казнённой Мэри Сюрат.

Как и большинство его предполагаемых сообщников Сюрат был хорошо образованным и красивым молодым человеком из обеспеченной семьи Северян. Он родился в апреле 1844 года от Джона и Мэри Сюрат и был крещён в церкви Святого Петра — где же ещё — в Вашингтоне, округ Колумбия. Он получил образование в Сент-Чарльзском колледже, естественно, в Мэриленде. В нежном возрасте восемнадцати лет, после смерти отца Сюрат стал начальником почтового отделения Сюратсвила. Ну а кроме этого, очень мало известно о ранних годах жизни человека, названного правительством главным сообщником Бута. Как писал Теодор Роско в «Паутине заговора»:

"Официальные документы на Джона Харрисона Сюрата мл. лишены деталей... Он движется по Вашингтону как тень. Его визиты в дом на улице H призрачны. Вот его заметили в Ричмонде. А затем в Канаде. Власти так и не смогли добраться до него, также как и историки. Из всех непосредственных членов группировки Бута менее всего известно о Джоне Харрисоне Сюрат мл."


Джон Харрисон Сюрат мл., зарисованный художником для «Харперс уикли»1

Как и многие другие историки, Роско утверждает, что Сюрат "действовал в качестве шпиона и связного, переправляя депеши Конфедерации между Ричмондом, Вашингтоном и Монреалем в Канаде. К тому времени как в Вашингтоне успешно заработал пансион миссис Сюрат, Джон Х.Сюрат стал хорошо оплачиваемым и очень сведущим оперативником в Секретной службе КША (Конфедеративные Штаты Америки)". Может быть и так. Однако, учитывая различные обстоятельства дела, кажется гораздо более вероятным, что он был на самом деле оперативником Северян, выдававшим себя за разведчика конфедератов. Или, что две "стороны" были на самом деле одним и тем же, как кажется вероятным.

Из десяти предполагаемых заговорщиков Сюрат, который отпраздновал свой 21 день рождения всего за день до убийства Линкольна, был единственным, кто не был схвачен или убит в массовой облаве, которая последовала за убийством. Он быстро убрался в Канаду, где нашёл убежище у католического священника, в то время как его мать судили, приговорили и повесили. Он покинул Канаду в начале сентября, спустя около двух месяцев после казни. С этого момента правительство США, похоже, было хорошо осведомлено о его передвижениях и местонахождении.


Джон Сюрат в форме папских зуавов2

4 марта 1867 года вашингтонская «Дейли Морнинг Кроникл» резюмировала итоги расследования судебного комитета Палаты представителей следующим образом: "Похоже, что в сентябре 1865 года Сюрат отплыл из Канады и 27-го числа того же месяца прибыл в Ливерпуль; и что о факте его прибытия было сообщено госсекретарю Сьюарду американским вице-консулом мистером Уилдингом. Ни президентом, ни госсекретарём не было предпринято никаких шагов для его ареста. Для его возвращения в эту страну в Англию не был послан запрос, и нет никаких свидетельств получения или попытки получение обвинительного заключения против него".

Сам Сюрат позже скажет: "В то время как я был в Лондоне, Ливерпуле и Бирмингеме, наши консулы в этих портах знали, кто я такой и сообщали нашему Государственному департаменту о моём местонахождении, но ничего не было сделано". Действительно, любопытное поведение правительства, которое всего несколькими месяцами ранее настойчиво судило и казнило менее важных заговорщиков.

24 ноября 1865 года, после двух месяцев спокойного отдыха Сюрата в Англии, военный министр Эдвин Стэнтон внезапно снял награду за голову Сюрата, четко дав понять Европе и другим странам, что США не слишком заинтересованы в аресте и судебном преследовании предполагаемого заговорщика. Само собой разумеется, Стэнтон не предложил никакого объяснения своим необычным действиям.


Казармы в Вероли в Италии, откуда
Джон Сюрат якобы сбежал
В апреле 1866 года Сюрат отплыл из Англии в Италию и по прибытии в Рим почти сразу же получил место в элитной военной охране Папы — папских зуавов. 21 апреля однополчанин-зуав Анри де Сент-Мари, который был его старым другом из Мэриленда, сообщил американскому послу в Риме генералу Руфусу Кингу о местонахождении Сюрата и его настоящем имени. Кардинал Антонелли сказал Кингу, что "если американское правительство желает выдачи этого преступника, то на этом пути не будет никаких трудностей". Однако Американское правительство решило пойти по-другому пути.

Снова возвращаясь к резюме выводов комитета Палаты представителей, мы обнаруживаем, что "сведения о присутствии (Сюрата) в Риме действительно достигли ушей посла Кинга. Кто-то другой кроме госсекретаря проинформировал его, что Сюрат был на военной службе Папы и сообщил об этом факте в его департамент в письме от 8 августа 1866 года. Несмотря на это, никаких шагов не было предпринято для идентификации или ареста предполагаемого заговорщика и убийцы..." (курсив мой)

Конечно, не было дано никаких объяснений почти четырёхмесячной задержке подготовки и отправки письма. 11 ноября 1866 года, после того как Сюрат семь месяцев занимался чем хотел в Риме, не предпринимая никаких усилий для своей маскировки, папские власти приказали его арестовать. После чего он якобы спрыгнул со скалы и скрылся, каким-то образом якобы пережив падение со 100-футовой высоты и убежав от, по меньшей мере, 50 солдат, которые сразу же стали его преследовать. Затем он легко пересёк Италию, продолжая носить пёстро окрашенную форму папских зуавов, чтобы не привлекать к себе внимания.

Добравшись до Неаполя, где местная полиция предоставила ему, не пассажиру приют и в течение трёх ночей позволяла спать на вокзале, он купил билет сначала на Мальту, а затем в Александрию в Египте. 27 ноября 1866 года он, наконец, был арестован властями США. Хотя пройдёт ещё почти целый месяц, прежде чем он будет отправлен обратно в США на борту американского военно-морского судна «Сватара», которое отправится в плавание на день зимнего солнцестояния 21 декабря 1866 года.

Этот обратный путь в Штаты продлился необычно долго, почти полтора месяца. Если бы имелся водный велосипед, Вашингтон, несомненно, выбрал бы его. По достижении берегов США, судно было задержано ещё на несколько недель, пока экипаж ожидал таяния льда на Потомаке. Были, конечно, и другие наличествующие порты, из которых Сюрата можно было бы быстро переправить по железной дороге в Вашингтон, но власти предпочли как можно дольше оттягивать его ​​приезд.

Как писал исследователь Воган Шелтон («Маска для измены»): "Когда папское правительство в Риме, в конце концов, разрешило вопрос, арестовав Сюрата, были применены все возможные меры для оттяжки его возвращения". Отто Эйзеншимл («В тени смерти Линкольна») согласился, отметив что "Стэнтон всеми средствами пытался вообще предотвратить возвращение Сюрата..."

4 февраля 1867 года Большое жюри округа Колумбия предъявило обвинение Джону Сюрату, который всё ещё заключался на борту «Сватара» в устье Потомака. 19 февраля «Сватара» наконец бросило якорь в Вашингтонской военно-морской верфи, и Сюрат впервые за почти два года ступил на американскую землю. В тот же день был выдан судебный ордер на его арест. Четыре дня спустя, 23 февраля Сюрат был доставлен в суд для разбирательства.


Ведущий адвокат Джозеф Х.Брэдли (слева) и второй адвокат Ричард Т.Меррик (справа)

18 апреля 1867 года адвокаты Сюрата подали ходатайство о назначении даты начала судебного разбирательства, утверждая, что они полностью готовы. В тот же самый день офис окружного прокурора подал ходатайство об отсрочке. Это было лишь первым из многих попыток со стороны государства задержать начало судебного разбирательства. 19 мая 1867 года газета «Нью-Йорк Геральд» сообщала, что "юридические представители заключенного снова и снова сообщали, что они готовы, но, в отличие от общего правила, после шести месяцев подготовки прокуратура ещё не была в состоянии сказать ‘мы готовы приступить к суду’". Десять дней спустя «Балтимор Сан» добавляла, что "есть мнение, что по не обнародованным причинам суд над Сюратом вовсе не желателен".

Вопрос, который скорее всего приходит на ум на протяжении всей этой постыдной главы в истории США, почему у правительства вдруг пропало желание настойчиво добиваться привлечения к суду последнего из подозреваемых линкольновских заговорщиков? Основной причиной является то, что с окончанием войны у Вашингтона больше не было оснований для установления "справедливости" посредством военного трибунала, и вместо этого ему придётся полагаться на гражданский суд. А это означало, что судебное разбирательство не может быть столь же управляемым и продажным, как и первое судилище.

Это поставило перед Вашингтоном огромную проблему. Без одетого на ответчика намордника, без массового лжесвидетельства и фальсифицированных доказательств, и с требованием соблюдения норм права у государства было мало шансов для вынесения обвинительного приговора. А учитывая, что восемь человек уже были либо казнены, либо сосланы в американский вариант Сибири, несмотря на то, что они играли меньшую роль в заговоре, будет не очень хорошо выглядеть, если Джон Сюрат выйдет из зала суда свободным человеком.

Кроме того, правительство устранило все препятствия для скорейшего упокоения этого политического убийства. Других обвинённых в заговоре менее чем за три месяца отловили, предъявили обвинения, судили, признали виновными, приговорили и казнили или бросили в тюрьму в первую очередь потому, что Вашингтон был заинтересован в скорейшем завершении дела, прежде чем смогут задать слишком много сложных вопросов. Последнее, что они теперь хотели бы, это вновь открыть дело для публичного внимания.

Однако учитывая небольшой выбор в этом вопросе, суд начался в июне 1867 года. И верное себе, государство сделало всё возможное для фальсификации слушаний. Как позже писал первый шеф американской Секретной службы Уильям П.Вуд, "Сюрат столкнулся с обилием лжесвидетельства". Ему также предъявили обилие фиктивных доказательств, в том числе документ, который до его обнаружения якобы в течение шести недель находился в воде, но у которого вообще отсутствовали какие-либо признаки порчи.

И ещё были смехотворно предвзятые инструкции присяжным заседателям, сказанные председательствующим судьёй Джорджем Фишером, который начал с бессмертных слов: "Кто прольёт кровь человеческую, того кровь прольётся рукою человека. Так говорил Всевышний". Стоило бы глубоко закопаться в анналы американской юриспруденции, чтобы найти более дико неуместные инструкции присяжным.


Председательствующий судья Джордж П.Фишер
Чтобы гарантировать должный образ фальсификации судебного процесса, госсекретарь Уильям Сьюард для помощи стороне обвинения нанял Эдвардса Пьерпонта, старого друга военного министра Эдвина Стэнтона, хотя ни государственный департамент, ни военное ведомство не должны были иметь ничего общего с тем, что было якобы гражданским судом. Пьерпонт был потомком соучредителя Йельского университета Джеймса Пьерпонта. Также в помощь Пьерпонту Сьюард нанял Альберта Г.Риддла. В дневнике министра ВМФ США Гидеона Уэллса позже обнаружат, что Риддл "был нанят Сьюардом для того, чтобы раскопать или состряпать свидетельства против Сюрата".

Одним из самых странных аспектов дела Сюрата было свидетельство нашего старого знакомого Генри Рэтбоуна, который был вызван для свидетельских показаний, также как он был вызван и на военный суд, чтобы дать показания очевидца убийства Линкольна. Хотя это не комментировалось ни в то время, ни в течение нескольких десятилетий после, Рэтбоун явно не вспоминал события, как они произошли, а, скорее, цитировал свои показания по заученному сценарию.

Как представляется, этот сценарий был написан 17 апреля 1865 года, через два дня после смерти Линкольна, когда Рэтбоун предположительно дал письменные показания. Выдержка из этих якобы показаний гласит: "14 апреля 1865 года, вечером примерно в 20 минут девятого он вместе с мисс Кларой Х.Харрис оставил свою резиденцию на углу улиц Пятнадцатой и H и присоединился к президенту и миссис Линкольн, и поехал с ними в их повозке в театр Форда на Десятой улице... Когда группа вошла в ложу, мягкое кресло стояло в дальнем от сцены конце ложи и ближе всего к зрителям... Когда игралась вторая сцена третьего акта, и пока этот свидетель пристально наблюдал за действием на сцене, находясь спиной к двери, он услышал выстрел пистолета сзади и, оглянувшись, сквозь дым между дверью и президентом увидел мужчину... Свидетель мгновенно бросился и схватил его; тот вырвался из объятий и большим ножом сделал резкий колющий удар в грудь свидетеля. Свидетель парировал удар вверх и получил рану в несколько дюймов глубиной в левую руку, между локтём и плечом..."

Через месяц, 15 мая 1865 года Рэтбоун свидетельствовал перед военным трибуналом. За исключением дачи своих показания от первого лица, это было почти дословное цитирование сценария, подготовленного месяцем ранее, и оно звучало примерно так: "Вечером прошлого 14 апреля, примерно в 20 минут девятого я в компании мисс Харрис оставил мою резиденцию на углу улиц Пятнадцатой и H и присоединился к президенту и миссис Линкольн, и поехал с ними в их повозке в театр Форда на Десятой улице... При входе в ложу было большое кресло, которое находилось ближе всего к зрителям, дальше от сцены... Когда игралась вторая сцена третьего акта, и пока я пристально наблюдал за действием на сцене, находясь спиной к двери, я услышал выстрел пистолета сзади и, оглянувшись, сквозь дым между дверью и президентом увидел мужчину... Я мгновенно бросился и схватил его. Тот вырвался из моих объятий и большим ножом сделал резкий колющий удар в мою грудь. Я парировал удар вверх и получил рану в несколько дюймов глубиной в мою левую руку, между локтём и плечом..."

Немногим более двух лет спустя, 17 июня 1867 года Рэтбоун стряхнул пыль со своего сценария и дал следующие показания в суде над Джоном Сюратом: "Вечером 14 апреля, примерно в 20 минут девятого я в компании мисс Харрис оставил мою резиденцию на углу улиц Пятнадцатой и H и присоединился к президенту и миссис Линкольн, и поехал с ними в их повозке в театр Форда на Десятой улице... При входе в ложу было большое кресло, находившееся ближе всего к зрителям, дальше от сцены... Когда игралась вторая сцена третьего акта, и пока я пристально наблюдал за игрой на сцене, я услышал хлопок пистолета сзади и, оглянувшись, сквозь дым между президентом и дверью смутно увидел очертания мужчины... Я немедленно выскочил и схватил его. Тот вырвался из моих объятий и в то же время большим ножом сделал резкий колющий удар в меня. Я парировал удар вверх и получил его в мою левую руку, между локтём и плечом, и получил глубокую рану..."


Представители Госдепартамента и военного ведомства Эдвардс Пьерпонт (слева) и Альберт Г.Риддл

Однако, в конце концов, наглые попытки правительства подкупить разбирательство не окупились, и мнение присяжных разделилось 8-4 в пользу оправдания. Даже с явно лжесвидетельскими показаниями, сфабрикованными доказательствами и дико неуместными инструкциями присяжным, государство смогло обеспечить всего четыре осуждающих голоса. А Сюрат нашёл себе много новых поклонников. Как отмечал Эйзеншимл: "Вашингтонские дамы считали его весьма привлекательным и толпились в зале суда".

Джон Харрисон Сюрат вышел из зала суда свободным человеком, а государство по-тихому решило больше не добиваться обвинений. Пять лет спустя он женился на Мэри Викторина Хантер, троюродной сестре не кого иного, как Фрэнсиса Скотта Кея, убийство сына которого, как следует напомнить, защищал Эдвин Стэнтон. Кстати, праправнучка Кея Полин Поттер позже вышла замуж за Барона Филиппа де Ротшильда из печально известной семьи банкиров Ротшильдов.

Сюрат дожил до глубокой старости 72 лет и скончался, как ни странно, 21 апреля 1916 года, ровно 50 лет с того дня, когда он был обнаружен в Риме среди папских зуавов. Как говорят, он написал биографию, но якобы решил её сжечь за несколько дней до своей смерти. Аналогичным образом, Роберт Тодд Линкольн, как утверждают, сжёг все личные документы отца незадолго до своей собственной смерти, потому что, надо полагать, никто не захотел бы, чтобы правда об убийстве твоего отца стала известна общественности.

 

Продолжение следует...


1 Harper’s Weekly — американский политический журнал, печатавшийся в Нью-Йорке издательством Harper & Brothers в 1857—1916 годах.
2 Папские зуавы — воинское формирование, которое было сформированы в 1860 году французским генералом Луи де Ламорисьером для защиты Папской области.
Tags: lincoln, Линкольн
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment