bigphils (bigphils) wrote,
bigphils
bigphils

Анатомия убийства президента, часть VI

или весь тот материал, который Билл О'Рейли и другие исключили из своих объёмных работ в жанре исторической беллетристики

Дэвид Мак-Гоуан, 7 мая, 2014

"Убийство президента Авраама Линкольна, всего через несколько дней после окончания войны, было страшной трагедией. Много было сказано о событиях до и непосредственно после убийства, но мало кто знает, что произошло на самом деле". Так говорит Билл О'Рейли на странице 1 своего тома об убийстве Линкольна. Но он не рассказывает читателям, что после прочтения его художественного рассказа, они по-прежнему не будут иметь понятия о том, что произошло на самом деле.


Томас Т. Эккерт
Одна из тем, которую О'Рейли решил полностью удалить из своей книги, это издевательский суд над предполагаемыми заговорщиками. Посвятив первые 276 страниц своей книги охвату периода с 1 по 26 апреля 1865 года (день, когда Бут был якобы застрелен в сарае Гарретта), О'Рейли затем резко перескакивает вперёд к 7 июля 1865, в день, когда были повешены четверо из якобы заговорщиков. Видимо, ничего существенного не произошло ни в мае, ни в июне 1865 года. Или, может быть, лучше слишком ярко не освещать одну из самых грязных глав в истории США.

Зафиксировано утверждение министра военно-морских сил Гидеона Уэллса о том, что военный министр Эдвин Стэнтон хотел, чтобы подозреваемые в заговоре были "осуждены и казнены до похорон президента Линкольна". Осуждения были делом само собой разумеющимся. Пожелания Стэнтона не исполнились — Линкольн был похоронен через девятнадцать дней после смерти, 4 мая 1865 года и как раз перед началом судебного разбирательства с заговорщиками, но, тем не менее, «правосудие» было очень быстро отправлено.

Стэнтон склонялся к военному трибуналу — курс действий, которому противились другие члены кабинета Линкольна, в том числе Уэллс и бывший генеральный прокурор Эдвард Бейтс, который заметил, что "если преступники будут осуждены на смерть трибуналом, хотя и действительно виновные, для половины человечества они будут выглядеть мучениками". Многие считали, что военный трибунал будет неконституционным, учитывая, что все подсудимые были гражданскими лицами. Тем не менее Стэнтон победил.

Однако позже было определено, что судебное разбирательство было неконституционным, как потому, что подозреваемые подверглись военному «правосудию», так и потому, что им отказали в праве на персональный суд. Тем не менее, это решение не воскресит пятерых предполагаемых заговорщиков, которые заплатили за это своими жизнями.

В ожидании, так называемого, судебного разбирательства заключенные содержались в ужасающих условиях на борту двух броненосцев «Монтаук» и «Согус» (за исключением Мадда и Сарретт, которых, как сообщается, содержали в другом месте, и которые были избавлены от мучительных капюшонов). По-видимому, особое внимание было уделено Льюису Пауэллу. На протяжении всего своего заключения Пауэлла лично охранял Томас Т. Эккерт, что, несомненно, было единственным разом в истории страны, когда действующий заместитель военного министра работал скромным тюремным охранником. Ещё более любопытно: несмотря на то, что Пауэлл был закован в кандалы, одет в капюшон, изолирован и подвергнут иным лишениям, тем не менее, ему, находящемуся в заключении, было позволено иметь нож. Также распространялись ложные сообщения, будто он был склонен к самоубийству.


Генерал конфедератов Альберт Пайк
Оглядываясь назад, совершенно ясно, что у правительства был запасной вариант «самоубить» Пауэлла, если это будет необходимо.

1 мая 1865 года только что ставший президентом Эндрю Джонсон приказал, чтобы восемь предполагаемых заговорщиков предстали перед военным трибуналом из девяти человек. Все члены этого трибунала — семь генералов и два полковника, были подобраны Стэнтоном. Все, кроме двух, были неизвестны общественности, и ни один из них ничего не знал о, так называемом, «верховенстве закона», правилах доказывания или о процессуальных нормах. Однако это не оказалось проблемой — они просто составляли правила для трибунала по мере продвижения вперёд.

Как ещё в 1965 году писал Воган Шелтон: "Все, кроме одного или двух были почти столь же неизвестны тогда, как и сейчас. У всей группы не было примечательных военных достижений. По сути, только два имени могут быть узнаны обычным читателем — председательствующий офицер генерал-майор Дэвид Хантер и генерал-майор Лью Уоллес (позже написавший роман «Бен-Гур»), которые получили звания через политические связи, а их имена ассоциируются с военными поражениями на протяжении четырёх лет войны. Все они, казалось, отвечали требованиям, в основном, иметь предрассудки, совсем не знать право и подчиняться воле прокуроров. В Вашингтоне говорили, что военный комитет был собран с целью осуждения обвиняемых, а не для оценки существа их дел".

Совершенно не имея квалификации судить обвиняемых, как показывают фотографии, у состава судей было кое-что ещё общее: многие из них, а может быть и все, были масонами. Также как и прокуроры. И, по крайней мере, некоторые из адвокатов. И Эдвин Стэнтон. И Лафайет Бейкер. И Джон Уилкс Бут. И, по-видимому, почти все остальные, кто сыграл видную роль в заговоре убийства и сокрытия. И многие из генералов, руководивших действием на полях сражений Гражданской войны. С обеих сторон.

Членами коллегии судей были генерал-майор Дэвид Хантер, по прозвищу Чёрный Дэйв, бригадный генерал Альбион Пэрис Хоу, подполковник Дэвид Рэмси Кленденин, бригадный генерал Томас Малей Харрис, бригадный генерал (внеочередное звание1) Джеймс Адамс Экин, генерал-майор Лью Уоллес, полковник (внеочередное звание) Чарльз Генри Томпкинс, бригадный генерал Роберт Сэнфорд Фостер и генерал-майор (внеочередное звание) Огастус Валентин Каутс. Главным обвинителем был бригадный генерал Джозеф Холт, тогда генеральный судья-адвокат армии Соединенных Штатов и бывший военный министр. Вместе с ним в качестве особых судей-адвокатов были Джон Армор Бингхэм — член палаты представителей от Огайо и будущий посол США в Японии и бригадный генерал (внеочередное звание) Генри Лоуренс Бернетт. Конечно, оба как Бингхэм, так и Бернетт были назначены Эдвином Стэнтоном.


Все в ряд милые масоны: девять членов трибунала и три прокурора
Довольно неожиданно, но созванная коллегия «судей» выказала крайнюю предвзятость в течение семи недель разбирательства. Эта предвзятость проявилась, например, через отношение судей к возражениям. Адвокаты, большинство из которых, похоже, на самом были госслужащими, подали всего двенадцать возражений, и все они были отклонены. С другой стороны, прокуроры выразили пятьдесят четыре возражения, и пятьдесят один из них были приняты.

Заключённые были привлечены к суду на следующий день после прочтения им предъявленных обвинений, 10 мая 1865 года (Холт хотел утаить обвинения от прессы и общественности). Два дня спустя, 12 мая начались свидетельские показания. Подсудимым дали всего три дня на юридические консультации, которые они должны были получать будучи в буквальном смысле в намордниках. В конечном счёте для защиты были призваны капитан Уильям Достер, Фредерик Стоун, Томас Юинг мл., Уолтер Смит Кокс и полковник Фредерик Эйкен.

Похоже, что три члена этой группы были щедро вознаграждены за их «услуги» стране. Всего через два года после «суда» Стоун стал членом палаты представителей от штата Мэриленд. Юинг тоже занял место в Конгрессе США, представляя округ в штате Огайо. Кокс стал федеральным судьёй и, что наверно довольно впечатляюще, председательствовал на суде над якобы убийцей президента Шарлем Гито, всего через пару лет после того, как занял это место.


Адвокат Фредерик Стоун

Эйкен, представлявший Мэри Сарретт после странного отвода её первого адвоката Реверди Джонсона, который был действующим американским сенатором, бывшим генеральным прокурором США и будущим послом в Великобритании, возможно, на самом деле работал на своего клиента. Примечательно, что после завершения суда у него была совершенно иная судьба, чем у Стоуна, Юинга и Кокса. В течение года юридическая практика Эйкена расстроилась, и он был арестован за не принятый к оплате чек. Он умер в 1878 году в сравнительно раннем возрасте сорока шести лет и был похоронен в безымянной могиле.


Генерал северян Джордж Макклелан
Очень мало что ещё известно об этом молодом адвокате. Как сообщает о нём статья в Википедии: "Сведения о ранних годах Эйкена в основном отсутствуют; дата его рождения, родной город и даже его полное имя разнятся в зависимости от источника". И "как и записи о его рождении, его военная служба также в основном неизвестна". Похоже, ещё меньше известно об эфемерном Уильяме Достере, которому было поручено защищать обоих Атцеродта и Пауэлла, и который тоже, возможно, не был полностью кооптирован.

Реальность, однако такова, что ни один адвокат, как бы не был он предан делу и опытен, не смог бы спасти никого из подсудимых от их судьбы. Всё что требовалось для осуждения это простое большинство в пять голосов — пять голосов из девяти человек коллегии, предрасположенной осудить ещё до начала суда. Только один дополнительный голос требовался для смертной казни. И заключение трибунала являлось окончательным; апелляция не дозволялась. Все это, конечно, было вопиюще неконституционным.

Военное министерство Стэнтона не просто судило восемь подсудимых; вся Конфедерация была отдана под суд в бесстыдной попытке возбудить общественное мнение и разжечь кровожадность. Как отметил Шелтон, свидетели рассказывали сказки о "заговорах с целью сжечь города северян, посеять эпидемии, спровоцировать беспорядки" и осуществить другие гнусные поступки, в том числе отравить водопроводы, уничтожить исторические здания и заставить голодать военнопленных северян. Большинство из этих якобы заговоров так никогда и не были осуществлены. А даже если бы они и были осуществлены, ничто из этого не имеет никакого отношения к вине или невиновности подсудимых и не было бы принято в качестве доказательств ни в одном законном судебном разбирательстве.

Ещё одна проблема с такими показаниями в том, что большинство «свидетелей» на самом деле не существовали. Например, один из дававших показания свидетелей «Сэнфорд Коновер» был на самом деле Чарльзом Данхэмом, который также использовал псевдоним «Джеймс Уотсон Уоллес». Позже Данхэм был отправлен в тюрьму за лжесвидетельство в другом деле. Кроме того, позже выяснилось, что Данхэм заправлял так называемой «школой лжесвидетелей» в «Нейшнл Отель», где он учил других, как правильно давать лжесвидетельские показания.

Один из получавших образование был «Ричард Монтгомери», на самом деле взломщик из Нью-Йорка Джеймс Томпсон со множеством судимостей. Фигурировавший как «Генри Ван Стейнакер» был заключённым Гансом фон Уинклестайном, который был выпущен вскоре после дачи показаний. Канадец, представленный суду как «доктор» Джеймс Мерритт, был обвинён собственным правительством в мошенничестве и шарлатанстве. И так далее.


Слева направо: Томас Харрис, Дэвид Хантер, Огастус Каутс, Альбион Хоу, Лью Уоллес и Джон Бингхэм

Адвокат защиты Достер, чьё резкое возражение против не относящихся к делу и подстрекательских показаний было отклонено, позже утверждал, что некоторые свидетели обвинения были на самом деле детективами сыскной полиции НДП, получавшими от правительства вознаграждение за свои показания. А позже выяснилось, что приказом главы НДП Лафайет Бейкера его подчинённым было поручено "принуждать к признаниям и добывать показания для сговора ... посредством обещаний, наград, угроз, обмана, силы или любых других эффективных мер".

Фактически, многим из свидетелей государства за их показания было щедро уплачено. Мерритт, например, получил $6 000 — что в сегодняшних деньгах более чем $150 тыс. Не плохо для одного дня работы.

Было много и других нарушений нормы в Процессе века 1865 года выпуска. Как мы уже видели, майор Генри Рэтбоун учудил, выступив со своими дословно заученными письменными показаниями. Для тех, кто забыл, отведайте ещё немного версии событий от Рэтбоуна, сначала из его письменных показаний 17 апреля 1865 г., а затем из его показаний перед трибуналом один месяц спустя, 15 мая 1865 года.


Генерал северян Уильям Текумсе Шерман
"Затем свидетель повернулся к президенту; его положение не изменилось; его голова была слегка наклонена вперед, а глаза закрыты. Свидетель увидел, что он был без сознания, и полагая, что он смертельно ранен, бросился к двери с целью вызова медицинской помощи. Добравшись до наружной двери коридора, как описано выше, свидетель обнаружил, что она заперта тяжёлым куском доски, один конец которой был прикреплён к стене ... Этот клин или брусок находился примерно в четырёх футах от пола. Люди снаружи колотили по двери, чтобы зайти. Свидетель убрал брус, и дверь открылась ..."

"Затем я повернулся к президенту. Его положение не изменилось: его голова была слегка наклонена вперед, а глаза закрыты. Я увидел, что он был без сознания, и полагая, что он смертельно ранен, бросился к двери с целью вызова медицинской помощи. Добравшись до наружной двери коридора, я обнаружил, что она заперта тяжёлым куском доски, один конец которой был прикреплён к стене ... Этот клин или брусок находился примерно в четырёх футах от пола. Люди снаружи колотили по двери, чтобы зайти. Я убрал брус, и дверь открылась ..."

Рэтбоун явно «читал» свои показания с заученного сценария, что ставит очевидный вопрос: зачем? Зачем Рэтбоун так тщательно отрепетировал, что он мог повторить вслух по памяти своё письменное свидетельство практически дословно, даже без незначительных изменений в тексте?

Само собой разумеется, историки никогда не обращались к этому вопросу. Другим, так никогда и не заданным, был вопрос, почему фото Джона Уилкса Бута, которое использовалось на протяжении всего судебного разбирательства, не было на самом деле фото Джона Уилкса Бута; это был снимок его брата Эдвина Бута. Конечно, это означает, что каждый свидетель, который идентифицировал Бута как человека, которого они видели или слышали как он обсуждал, осуществлял или убегал с места убийства, на самом деле идентифицировал Эдвина Бута в качестве виновного. И опять же, встаёт очевидный вопрос, который так никогда и не был задан, и на который не был получен ответ: почему?

Адвокат защиты Достер пошёл на смелый шаг и вызвал в суд в качестве свидетеля действующего президента Эндрю Джонсона, но Джонсон надменно проигнорировали вызов, без каких либо правовых последствий. Многие другие свидетели, которые должны быть вызваны в суд, странным образом отсутствовали, такие как Мэри Тодд Линкольн и Клара Харрис — обе были очевидцами убийства Линкольна. А также Уильям Сьюард, Фредерик Сьюард, Фанни Сьюард, Фрэнсис Сьюард и Эмерик Ханселл — все они были якобы очевидцами предполагаемого кровопролития в доме Сьюардов.

Три очевидца, которые свидетельствовали о якобы нападении в резиденции Сьюарда — Уильям Белл, Джордж Робинсон и Огастус Сьюард — представили дико противоречивые и сомнительные свидетельства, которые сделал ещё более сомнительным тот факт, что, согласно всем ранним сообщениям, Огастус Сьюард на самом деле отсутствовал в доме на момент предполагаемого нападения.


Генерал Конфедерации Роберт Э.Ли с другими генералами Конфедерации, 1869 год

Вероятно, ни для кого не будет шоком узнать, что в Америке 1865 года показания чернокожего имели значительно меньший вес, чем показания белого человека, особенно когда этими белыми были государственный секретарь, помощник госсекретаря и курьер Госдепартамента США. Почему же тогда государство отодвинуло в сторону Уильяма Сьюарда, Фредерика Сьюарда и Эмерика Ханселла (наряду с тремя женщинами Сьюарда), в то же время вызвав на показания двух чернокожих слуг — двоих мужчин, которые, будем здесь честны, всего на одну ступеньку выше раба в социальной иерархии того времени?

По имеющимся данным, было целых восемь очевидцев резни в особняке Сьюарда — шесть из них белые и пятеро члены семьи Сьюарда. Но из них восьми двоими вызванными были чернокожий «слуга», который не смог назвать свой возраст, когда его спросили в суде, и чернокожая сиделка. Единственный вызванный член семьи Сьюарда на самом деле не был дома и поэтому ничего не видел.


Адвокат Томас Юинг, младший

Как отмечалось ранее, первыми прибывшими в дом после предполагаемого нападения были военный министр Эдвин Стэнтон, министр военно-морских сил Гидеон Уэллс и врач генерал Джозеф Барнс. Сразу за ними прибыл заместитель военного министра Томас Эккерт, который вскоре будет работать тюремным надзирателем Льюиса Пауэлла. Конечно, повисает вопрос, почему эти четверо известных людей собрались в доме Сьюарда, прежде чем кто-либо ещё приехал. И почему они вместо этого не помчались в театр Форда, где при смерти лежал президент.

Никто из них не упоминал о встрече в тот вечер с майором Огастусом Сьюардом. И показания трибуналу также указывают на то, что Огастуса не было дома вечером 14 апреля. И тем не менее, он был представлен в зале суда и для общественности в качестве главного свидетеля якобы резни.

Продолжение следует...


1 Временное (внеочередное) повышение в воинском звании (Brevet) — существующая в армиях США и Великобритании практика временного присвоения воинского звания, обычно без прибавки к жалованию. Такие назначения были массовым явлением в армии США в XIX веке.
Tags: lincoln, Линкольн
Subscribe

  • Умер Дэвид Мак-Гоуан

    Для тех, кто не слышал, Дэвид скончался в 12:42 в воскресенье, 22 ноября, после мужественной шестимесячной борьбы с быстро развивающимся раком…

  • Дэвид Мак-Гоуан

    Плохие новости. Последнее сообщение в FB от автора «Лунного пёсика» и «Лорел каньона» Дэвида Мак-Гоуана. 22 мая 2015…

  • Техасский «Шарли эбдо»

    Дэвид Мак-Гоуан 5 мая 2015 В этом мешке взрослый мужчина-боевик, а его легко поднимают и перемещают две явно ненакачанные женщины (трудно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment