bigphils (bigphils) wrote,
bigphils
bigphils

Цензура вопросов про «Аполлон»

Перевод статьи Цензура вопросов про «Аполлон» опубликованной на вебсайте www.aulis.com.

Вопросы, заданные астронавтам «Аполлона» на шоу «Autographica-2014», запрещены цензурой

Отчёт Дэвида Орбелла

«Крис Крафт – скверный человек. Если бы мы могли подложить ему бомбу, мы бы сделали это».
Полковник Альфред М. Уорден – шоу «Autographica-2014», сентябрь 2014

Потерявшийся в словах

4 мин 55 сек:
«... Я помню, я, я был близко к этой картине, я мог видеть эту штуковину с расстояния 60 миль. Эээ, дело в том, что полёт на Луну немного напоминает поход в кино. Эээ, ты полностью вовлечён в фильм и, и, и, и – знаете ли, ты действительно – ты забываешь, что снаружи где-то там весь остальной мир; но потом, когда фильм заканчивается, ты выходишь и видишь людей, ты видишь автомобили и всё такое. Ты возвращаешься в реальный мир, и этот фильм остаётся вроде как воспоминанием. Эээ, и путешествие на Луну это тоже что-то типа этого. Проходят годы, и это (приключение Уордена на Аполлоне-15) удаляется всё дальше и дальше, и я уже не думаю об этом так много ...» Ал Уорден [1]


Альфред М.Уорден
Назовите меня старым циником, но когда астронавт «Аполлона» уподобляет своё путешествие на Луну походу в кино (произнося слова «кино» и «фильм» четыре раза за 15 секунд) и описывает Луну словами «эта картина» (кинокартина?1), эта «штуковина», и во время всего рассказа проявляет сильную неуверенность, и предательски потирает нос при слове «расстояние» – это меня очень заинтересовало.

Тем более, что я обнаружил это откровенное видео уже после странных событий 21 сентября 2014 года на шоу «Autographica». Среди присутствующих астронавтов НАСА в этом году почётными гостями были генерал-лейтенант ВВС США Томас П.Стаффорд (Джемини-6А и 9А, Аполлон-10, «Союз» — «Аполлон») и полковник Альфред М.Уорден (Аполлон-15), и я захотел задать им несколько вопросов.

Я хотел, чтобы пилот Аполлона-10 Стаффорд разъяснил следующую цитату из НАСА: «Без оптического прибора человек совсем не может видеть звёзды в течение долгого времени. Наконец, Стаффорд заметил несколько тусклые шариков, после того как он пропутешествовал в космосе 190 тыс. км».[2]


Томас П.Стаффорд
Естественно, я был заинтересован выяснить у Томаса Стаффорда, какой феномен в пространстве между Землёй и Луной вызвал у астронавта проявление «куриной слепоты» на первых 190 тыс. км пути.

Выбор слов

Я также заинтересовался малоизвестной поломкой камеры Хассельблад во время полёта Аполлона-10. В своей биографии [3] Джин Сернан писал:

«Они сделали много фотографий; а затем камера Стаффорда поломалась, так как плёнку начало зажимать».

И это:

«... После того как камера Стаффорда поломалась, ему (и Сернану) не оставалось больше ничего делать, кроме как рассматривать пейзажи, пока не пришло время сбросить посадочную ступень».

Тогда, во время восьмичасового путешествия лунного модуля (ЛМ) «Снупи» Аполлона-10, у Тома (Стаффорда) случились неприятности с фотоаппаратами, которые должны были заснять будущее место посадки Аполлона-11. Сернан пишет про разочарование Стаффорда:

«Этот чёртов фильтр подвёл меня. Мой Хассельблад поломался. Эта грёбаная камера». Затем он сообщает нам, что Стаффорд попытался заменить камеру, и её тоже заклинило.[3]

После прочтения книги Джина Сернана я написал в фирму «Хассельблад» о неисправных камерах на Аполлоне-10. Они мне ответили, сообщив, что у них нет никаких сведений о таких когда-либо имевших место фатальных поломках камер.

И я не забыл, что ЛМ был трудноуправляемой бестией, и что отсутствие фотографий миссии также может означать, что астронавты на самом деле не летали, по крайней мере, судя по архиву программы «Аполлон». Также я с интересом отметил, что в 2009 году 40-летия высадки Аполлона-11 Стив Бэйлс («GUIDO»2, который стал знаменитым, дав добро на посадку ЛМ «Орёл», когда включились все предупредительные компьютерные сигналы) в интервью журналу разоткровенничался, выдав следующее:

«Когда мы пришли в то утро (посадки на Луну «Орла» 20 июля 1969), лунный модуль был мёртв. Мы должны были включить, наладить и проверить эту штуковину. На самом деле, наибольшие трудности у нас были во время имитаций. Нам никогда не удавалось всё сделать без какой-нибудь серьёзной проблемы; и я не знаю случая, когда мы успешно всё сделали бы на тренировке – то, что мы называли включением питания и инициализацией всего, а затем начали и завершили посадку».[4] (выделено мной)

Это заявление не только подтверждает моё письмо д-ру Джеймсу Р. Хансену от 2006 года.[5] Согласно ему, какие-либо более ранние процессы включения питания и инициализации ЛМ становятся ещё более невероятными, что подвергает крайней степени сомнения подлинность действий Томаса Стаффорда в ЛМ Аполлона-10. Если эпизод Джина Сернана дал удобное объяснение отсутствию фотографий, сделанных на Аполлоне-10, присутствие Томаса Стаффорда на «Autographica-2014» предоставило возможность прояснить эти очевидные расхождения в рассказе об Аполлоне-10.

Несколько слов

Так что с вопросами Тому Стаффорду о «куриной слепоте» и камере, и вопросом о порядке входа в атмосферу обоим, Стаффорду и Ал Уордену, в воскресенье 21 сентября я отправился на сессию в отель «Хилтон Метрополь» в Бирмингеме. Я купил входной билет раннего посетителя вместе с билетами на лекции этих двух астронавтов, а также в рамках моего исследования истории проекта «Аполлон» я предварительно записал свои технические вопросы. Как это принято на «Autographica», я ожидал возможности побеседовать в течение дня и уточнить мои вопросы к астронавтам. Я и не подозревал, что скоро стану жертвой двуличной процедуры, предназначенной предотвратить именно это. А также, что мне будет позволено задать только один, тот же самый вопрос на каждой лекции.

Первой была лекция Томаса Стаффорда. Прежде чем она началась, один из зрителей (или так мне показалось в тот момент) попросил меня объяснить вопрос о двойном погружении в атмосферу, который я собирался задать Тому Стаффорду. Я дал этому человеку прочитать мою подготовленную записку и спросил его, помогло ли это понять вопрос. Он, как мне показалось, несколько с упрёком ответил, что понял, но что «ему не понравилось, куда это ведёт!» В то время я не стал больше раздумывать об этом – я привык к большому разнообразию мнений на таких встречах. И Том Стаффорд не возражал, когда в конце его лекции я задал свой ​​вопрос о процедуре двойного погружения в атмосферу.

Во время своей сорокаминутной презентации он подчеркнул, что Аполлон-10 занесён в «Книгу рекордов Гиннесса», как имевший рекордную скорость входа в атмосферу в 28 547 миль в час. Теперь, услышав мой вопрос, он сначала задумался и отступил к несвязанной теме. Возвращая его к моему вопросу, я процитировал заявление Кристофера Крафта.

«Поскольку скорость настолько высока, что если вы попытаетесь войти напрямую, требования к тепловой защите будут слишком высоки. Так что мы ввели их в атмосферу, отскочили от неё, чтобы уменьшить скорость, а затем снова вернули. Это значительно уменьшило тепловой удар на термоэкран космического корабля».[6]

Стаффорд ответил, что Аполлон-10 использовал обычный (не двойной) метод входа, но его голос был более сдержанным, чем раньше. Поэтому я спросил, могу ли я посетить его стол, чтобы более подробно обсудить цитату Крафта. Он кивнул в молчаливом одобрении, но в то же время его жесту не хватало заметного энтузиазма. У меня не получилось задать больше вопросов на этой сессии, но пока всё неплохо, как я думал, с нетерпением ожидая тёплой беседы с Томом Стаффордом. Бодрой походкой я пошёл на следующую лекцию Ал Уордена.

Много слов

Лекция Альфреда Уордена была прочитана в лёгком, беспечном стиле. Он сказал, что на самом деле не видит необходимости запоминать статистику Аполлона – он отдал эту задачу на откуп коллегам, таким как Томас Стаффорд. Ал Уорден сообщил, что Аполлон-15 осуществлял пассивный тепловой контроль, вращаясь «каждые две минуты» в «шашлычном» режиме полёта. Он также отрицал участие НАСА в расчёте его траектории входа в атмосферу Земли, прямо заявив о самостоятельном расчёте и исполнении этого манёвра. Это мнение расходится с полётным журналом Аполлона-15, как это записано в нём ЦУП-ом в 288 часов, 55 минут.[7]

Эти пункты программы «Аполлон» были сведены к минимуму; большая часть его разговора уделялась восхвалению программы «Джемини». Когда он обращался к программе «Аполлон», это было почти в поверхностной, пренебрежительной манере – зайдя так далеко, чтобы констатировать очевидное: «Без Джемини Аполлон был бы катастрофой».

Очевидно, что достижения в пилотируемой космической программе строились один на другом: одноместный «Меркурий», двухместный «Джемини», трёхместный «Аполлон». Возможно, Уорден подразумевал что-то ещё? Во время последующей сессии вопросов и ответов я поднял руку, и Ал Уорден попросил меня задать ​​вопрос. Девушка подошла ко мне и вручила микрофон, который, как оказалось, моментально отключился. После этой небольшой заминки (задним числом это должно быть было интересным знамением) я задал ему тот же вопрос, что и Тому Стаффорду:

«Вы использовали технику двойного погружения в при входе атмосферу Земли?» – поинтересовался я вежливо. Учитывая ответ Стаффорда, я думал, что уже знаю ответ, который получу, тем более, что историки «Аполлона» заявили, что хотя техника двойного погружения была предусмотрена в командном модуле (КМ) Аполлона, она никогда не использовалась.

Ал Уорден помолчал, а потом ответил, как я и ожидал, отрицательно. Он также рассказал мне о шести с половиной градусах «прямого» входа. Все это совпадало с историческими данными НАСА. Он подождал моего ответа, и я сказал, что мой вопрос был вызван заявлением Кристофера Крафта в 2009 году, цитируемом здесь[6]:

«Поскольку скорость настолько высока, что если вы попытаетесь войти напрямую, требования к тепловой защите будут слишком высоки. Так что мы ввели их в атмосферу, отскочили от неё, чтобы уменьшить скорость, а затем снова вернули. Это значительно уменьшило тепловой удар на термоэкран космического корабля».

Что ж, на это был получен ответ, но изначально не от Ал Уордена. Сразу же вперед рванулся кто-то из зрителей и громко отдал распоряжение Альфреду Уордену не отвечать на мой вопрос. Указывая на меня, он крикнул: «Это теоретик заговора!» Это был тот же самый человек из зрителей с предыдущей лекции, которому не понравился мой вопрос Тому Стаффорду. Не обращая внимания на невежественное восклицание, Ал Уорден сосредоточился на моих глазах, а его шутливая манера испарилась, когда он выдал одно из самых удивительных заявлений когда-либо сделанных астронавтами Аполлона на публичном мероприятии:

«Крис Крафт – скверный человек. Если бы мы могли подложить ему бомбу, мы бы сделали это».


Кристофер К.Крафт-мл.
После этого заявления вперёд выдвинулся персонал и незамедлительно препроводил астронавта Ал Уордена из зала, оставив публику без объяснений причин такой грандиозной вражды Альфреда Уордена к легенде НАСА Крису Крафту. Все были удивлены, кто это «мы», и изумлены этим «подложить бомбу» (что сразу же напомнило мне, по крайней мере, вид майора Дж. Т. «Кинг» Конга верхом на бомбе в фильме «Доктор Стрейнджлав»). Про себя я подумал, что может какая другая критика Криса Крафта вызвала такую ярость астронавта. Но эти раздумья придут позже. Прямо там, в зале официальное лицо мероприятия прокладывало ко мне ​​путь.

«Спасибо, мистер», – сказала девушка, улыбаясь пока забирала микрофон. Её вежливость указывала на то, что ни она, ни её коллеги не возражали против моего вопроса и цитирования мной заявления Кристофера Крафта.

Жёсткие слова

Тем не менее, кое-кто возражал, так как чуть более часа спустя, в 2:15 пополудни ко мне подошёл Ричард Остин из фирмы Protegimus Security Ltd и сообщил, что ему было приказано препроводить меня с этого мероприятия и из отеля! По словам организатора мероприятия я «был груб с астронавтом». Я заявил, что это неправда, и поэтому это, вероятно, клевета. Я попросил аудиенции упомянутого организатора. Остин заявил, что ему дали указания предотвратить любые такие встречи! Это становилось просто смешно.

Я проинформировал мистера Остина, что оставил мои покупки на хранение на стенде одного из основных участников экспозиции «Космическая станция» Дэвида Брайанта, и мне нужно зайти на его стенд. Мистер Остин сопроводил меня, я забрал вещи, а затем был изгнан или выпровожен из здания, используя терминологию охраны. В результате моего вынужденного ухода оказалось невозможным провести какой-либо дальнейший разговор о двойном погружении в атмосферу (или о чём-нибудь ещё) у стола астронавтов Стаффорда или Уордена.

Миссия выполнена?

Цензурированные слова

Мне захотелось продолжить поиски, чтобы узнать, кто стоит за этим антидемократическим процессом удаления с публичного мероприятия, на которое я купил входной билет, другие билеты, снял номер в отеле и всячески соблюдал правила мероприятия, которое посещал в течение многих лет – см. PDF электронного письма ниже. Из сделанных на лекциях записей совершенно ясно, что ни единожды не был я груб; не был ни освистан, ни зашикан, ни каким другим образом осуждён большей частью зрителей, ни даже самим докладчиком.

Учитывая, что я не новичок на этом мероприятии, если бы на постановку мной вопросов существовало эмбарго, оно было бы наложено до этого года. Учитывая, что Крафт критикует космические планы НАСА, возможно, что в этом году мои вопросы и ответы Уордена породили идеальный шторм. Вышвыривание меня это крайняя реакция, которая только подчёркивает тот факт, что «мы» Ал Уордена должно быть выражает большую тревогу, чем раньше.

Весь этот эпизод имеет привкус культурной цензуры худшего вида – цензуры идей и свободы слова (в данном случае как моей, так и Крафта). По мере того как я обдумывал всё, что произошло, мне кажется, что главным кандидатом в недоброжелатели, добивавшимся моего ухода, был грубиян, который прервал лекцию Уордена и который просмотрел мой вопрос Стаффорду. По-видимому, он стремился контролировать характер мероприятия, цензурируя любые вопросы, которые он либо не понимал, либо не одобрял. Я думал, что астронавты должны бы привыкнуть справляться с такими, как я, хотя крайняя реакция Уордена скорее опровергает мои благие размышления на этот счёт.

Что касается грубости, так за неё должны были бы выгнать этого зрителя. Хотя из всего, что я знаю, он мог быть частью персонала мероприятия (или следует сказать кротом?). С позиции человека, который в целом воспринимается про-Аполлоногетами как подлежащий анафеме, такой образ мыслей приведёт к ещё одному ошибочному «ярлыку теоретика заговора». Тем, кто любят использовать этот ярлык как оскорбление, я должен указать, что постановка вопросов о предмете, когда относящиеся к нему научные факты не сходятся друг с другом, вряд ли является заговором.

Огромное количество научных фактов в программе «Аполлон» не сходится; те, кто даёт объяснения, в основном связаны с сообществом астронавтов – в данном случае это астронавт НАСА и руководитель полётов – и отсутствие подтверждающих ответов провоцирует много вопросов (моих и других исследователей). В процессе поиска ответов на эти вопросы было бы контрпродуктивно, нелогично и вредно для любых исследовательских работ, моих или других людей, совершать или выказывать какие-либо грубые действия в отношении приглашённых докладчиков или, более того, любого другого человека.

Кроме того, я отдаю себе полный отчёт в необходимости организаторам таких мероприятий, как «Autographica» поддерживать профессиональные и дружественные отношения со своими бизнес-гостями. Даже если другие зрители захотят вскочить и вмешаться, я бы никогда не вышел за пределы вежливой постановки вопросов. А то, что на задаваемые вопросы, возможно, иногда трудно ответить, это совсем другое дело.

В ретроспективе, шоу «Autographica» может увидеть, что цензура, напротив, поощряет в других желание иметь полную и правдивую информацию о многочисленных загадках, скрытых в программе «Аполлон». Если бы всё было в порядке, не было бы никакой необходимости вести себя столь агрессивно, и, конечно, не было бы расхождений фактов в таком простом предмете, как вход в атмосферу?

Свобода слова

По возвращении домой я довольно подробно отписался организаторам Д. Филлипсу и Дж. Джойнеру, так как их дискредитирующие заявления распространялись не только на шоу «Autographica» – в настоящее время в Интернете они порочат моё имя и репутацию. Я не только попросил их прекратить и воздержаться от каких-либо дальнейших клеветнических и ложных заявлений, но чтобы они исправили это, опубликовав опровержение и извинения за свои действия. Я также попросил сообщить мне источник этих обвинений и предложил уточнить любые вопросы, касающиеся самих астронавтов. См. электронной документ ниже.

В то время как я всё ещё поражался откровенности астронавтов и буду делать всё возможное, чтобы исследовать и выяснить не только источник сведений Кристофера Крафта о слабости теплового экрана Аполлона, но и ответы на другие вопросы о фотокамере Аполлона-10, в результате этого странного поворота событий мне пришло в голову кое-что ещё.

Если мой вопрос о двойном погружении, исходящий из цитаты Кристофера Крафта, заслуживает такой жёсткой цензуры, то если бы Крис Крафт посетил шоу «Autographica», стал бы он жертвой такой же цензуры и изгнания как и я? Заклеймили бы и его как «грубияна и теоретика заговора»? О Крис Крафте сказано:

«Крис Крафт во всём служил НАСА. Он был первым руководителем полётов космического агентства, контролируя первый в стране полёт в космос с человеком на борту, первый пилотируемый орбитальный полёт и первый выход в открытый космос. Во время программы «Аполлон» он был старшим менеджером и планировщиком. После Аполлона он в течение десяти лет руководил космическим центром имени Джонсона и курировал разработку Спейс шаттла. В его честь назван Центр управления полётами в центре Джонсона. Короче говоря, Крафт это легенда, и поэтому не боится высказывать своё мнение».

И Крафт, несомненно, высказал что думал, когда в 2009 году, сказал следующее:

«... Если подумать о практических аспектах полётов в космос, то нет практических причин для полёта на Марс. Но есть практическая причина для полёта на Луну. И, кроме того, если вы действительно хотите куда-то полететь, покиньте Солнечную систему. В конце концов, это то, что вы должны будете сделать. Я не знаю, как это сделать, но в один прекрасный день мы поймём, как это сделать».[8]

Если Крис Крафт был серьёзно раздражён тем, что мы не вернулись на Луну – значит ли это, что он (вместе с тысячами других) был не в курсе некоторых аспектов миссий Аполлонов, и если Ал Уорден и другие («мы») были серьёзно раздражены заявлениями Крафта, то астронавты Аполлона должны были иметь другой уровень доступа – что бы это ни было – в отличие от Крафта. Имея другую точку зрения на свой аполлоновский опыт и на «эту штуковину» (как выразился Уорден), они вполне могут быть менее, чем в восторге от, видимо, невинных словоизлияний Крафта.

Если так, то это подтверждает решительно изложенное мнение Ал Уордена, что

«Крис Крафт – скверный человек. Если бы мы могли подложить ему бомбу, мы бы сделали это».

Здесь вы можете полностью прочитать письмо Дэвиду Филлипсу и Джейсону Джойнеру (англ.) 

Дэвид Орбелл
Октябрь 2014


Эта статья лицензирована
Creative Commons License


Примечание

Двойное погружение в атмосферу (skip re-entry) это метод возвращения в атмосферу Земли с одним или несколькими последовательными отскоками от атмосферы для достижения более широкого коридора входа или для замедления космического аппарата перед его окончательным входом, что помогает рассеять огромное количество тепла, которое, как правило, выделяется при быстром спуске. Управлять аппаратом на траектории двойного погружения сложно из-за её чувствительности к ошибкам. Аполлон был спроектирован для спуска по траектории двойного погружения, но в пилотируемых миссиях это никогда не использовалось. Более поздние работы опираются на достижения в области компьютерных технологий для расчёта траектории на борту космического аппарата. Википедия.

Ссылки

  1. Michigan Alumni: Al Worden - A U-M Alumni Exclusive Interview Al Worden
  2. Apollo 10: The Dress Rehearsal para 5.
  3. The Last Man on the Moon: Astronaut Eugene Cernan and America's Race in Space, St Martin’s Griffin, 2009, p216.
  4. Apollo 11 Mission: No Margin for Error
  5. Letter to Dr James R Hansen David Orbell  рус. Письмо Дэвида Орбелла д-ру Джеймсу Р. Хансену
  6. Christopher Kraft, Popular Mechanics "Apollo 11 Mission: No Margin for Error" 30 June, 2009
  7. NASA History – Apollo 15
  8. Apollo legend on NASA: "It’s a tragedy. It really is"

Примечания переводчика

1 В английском языке игра слов ещё более явная, т.к. используется слово "feature".
2 Guidance officer (GUIDO) – офицер навигационной системы.

Также см. другие статьи Дэвида Орбелла:

Также см. другие статьи на схожие темы:

Tags: autographica, Аполлон-10, Аполлон-15, Дэвид Орбелл
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments